tverkovsky (tverkovsky) wrote,
tverkovsky
tverkovsky

Categories:

ВКП. Снятся ли андроидам электрические овцы

Разбавим черезчур отвлечённые рассуждения о стоимости и прочих скучных материях.
Есть, например, занимательная тема "цифровизации", "искусственного интеллекта", пресловутых
"высоких технологий" и т.п.
Публика видит во всём этом откровенную угрозу. И небезосновательно: прогрессивные силы уже
выстроились свиньёй, ждут только отмашки и даже не считают нужным маскировать свои намерения.

У нас, однако, как-то не получается сформулировать характер угрозы. Типичная отсылка к
электронному концлагерю - это понятно, но слишком неопределённо. Часто встречающиеся
рассуждения о том, что новое качество власть приобретёт через промывание мозгов в соцсетях
и тотальную наблюдаемость поведения граждан в паноптикуме, - они несколько наивны.
В оригинальном паноптикуме ключевым элементом всё-таки являются решетки камер.

Поскольку основным игроком всей этой движухи (и, очевидно, выгодоприобретателем) являются
финансовые власти, логично будет посмотреть, каков экономический смысл "цифровизации".
И какова предполагаемая функция автоматов в новой дивной экономике - не технологическая,
инструментальная функция в производственном процессе, а функция именно экономическая.

Некоторые считают, что власти рассчитывают заменить рабов на роботов и жить припеваючи
(следовательно, угроза состоит в том, что автоматы попросту вытеснят население из
экономики). Но власть - это ведь не возня с железяками, власть - это управление
поведением людей. Вытеснив людей из экономики, они потеряют экономику как инструмент
управления. Так что этот вариант крайне малореален.
Скорее, нам предстоит увидеть экономику, в которой действуют и люди, и автоматы -
каждые на своём месте. Если рассмотреть эту вероятную ситуацию в русле наших рассуждений
о стоимости и её возникновении, то для нас обнаружатся две новости. И да - одна новость
хорошая и одна плохая.

Хорошая новость состоит в том, что автоматы не способны к труду в экономическом смысле.
То есть, они, безусловно, способны производить вещи. И во множестве случаев лучше, чем
люди. Но не способны принимать на себя обязательства и исполнять их (см. наше экономическое
определение труда).
Следовательно, они не могут производить стоимость (которая есть обязательства в сделках).
Такую способность наверное можно как-то эмулировать - и при определённых усилиях может
получиться очень даже правдоподобно. Но этот жалкий симулякр никому не нужен: есть гораздо
более простые, а главное, более надёжные способы управлять автоматами. И повторю, власть -
она не о железяках, она об управлении поведением людей. Так что от труда в экономическом
смысле автоматы человека не избавят. Бояться этого (или надеяться на это) повода нет.

А теперь плохая новость.
Ранее мы говорили о том, что для образования стоимости требуется необходимое условие:
между человеком и ресурсом, который он намеревается потребить, должен присутствовать некий
барьер, вынуждающий человека в обмен на ресурс принять на себя определённые обязательства.
Так вот: автоматы отлично могут распоряжаться очень многими классами ресурсов. Гораздо
лучше, чем люди. Надёжнее, предсказуемее. Человека можно уговорить, обмануть, отвести ему
глаза. С автоматом это как бы проблематично.

Что интересно, никакой "искусственный интеллект" для этого совершенно не нужен. Как пример -
турникет старинного образца, механический, приводимый в действие бросанием монетки.
Там вообще нет ничего, кроме железа. Из интеллекта (и вообще, способного производить хоть
какое-то самодвижение) - только пружинки, да оставленная сборщиками стружка. Тем не менее,
он прекрасно справляется с функцией экономического барьера.

С тех пор у автоматов интеллекта существенно прибавилось (тут речь совсем не об
"искусственном интеллекте", об этом мы поговорим позже), вырос функционал, значительно
снизилась стоимость. И возникло новое качество. Собственно, в чём состоит революция, по
результатам которой должна будет состояться новая экономика и новый мир в целом? - в том,
что издержки на средства контроля снизились радикально, на порядки (иногда - практически
до нуля). Автоматы сегодня готовы к массовой функции экономического контроля над
ресурсами.

Дешевизна технических средств позволяет ввести в оборот ресурсы, торговля которыми ещё
недавно была совершенной фантастикой. Например, "Продавец воздуха" - это уже реальность.
Речь не о внедряемом "углеродном налоге" (с этим всё понятно), а вот примерно о таком:
соцтехнологическими методами население заставляют поголовно носить респираторы (экономически
это для власти не стоит ровным счётом ничего), на респираторе - счётчик вдохов (подобно
счётчику копий в картридже принтера), который вынуждает человека регулярно покупать новый
фильтр. Пару лет назад это всё звучало бы бредом, а сегодня выглядит как реальный
бизнес-план (который, кстати, вполне уже реализуется в "румынском" варианте с масками).

Но можно рассмотреть и совершенно обыденные вещи. Например, для приобретения хлеба
необходимо приложить карточку к терминалу. Это не просто жест. Проверяются несколько условий:
не заблокирована ли карточка, не превышен ли лимит или достаточен ли остаток.
Тут кстати, интересно посмотреть на роль продавца в сделке в современном её виде.
Раньше продавец, приказчик, выступал стороной сделки как представитель хозяина. А что сейчас?
Кто на самом деле принимает решение, состоится сделка или нет? - некий автомат.
Если авторизация платежа не прошла, то сделка не состоится в любом случае. А если прошла, то
продавец отказать в приобретении хлеба никаким способом не может. Продавец, вообще говоря,
ресурсом уже не распоряжается. А какова его роль? - он просто наблюдающий за соблюдением
ритуала сделки. Плюс пока что выполняет вспомогательные функции - напр., считывает сканером
штрихкод товара.
И очевидно, что продавец - это слабое звено, источник уязвимости всей схемы контроля над
ресурсом. Если не пройдёт платёж по карточке, он может принять наличные. И может даже
(о, ужас!), если увидит, что человек реально голоден, отдать ему хлеб за свой счёт.

Так что более чем логично будет избавиться от лишнего (кассы самообслуживания уже в ходу)
и уязвимого звена. Понятно, что некоторые вещи невозможно продать без участия человека.
Но скорее всего, эти ресурсы просто станут недоступны массовому покупателю. Как нынче
практически исчезла с рынка портновская одежда. Все покупают готовую стандартных размеров
и не бухтят.

Итак, чьё место займут в экономике автоматы? - место тех, кто сегодня собирает обязательства
с населения на "последней миле" - приказчиков, а также откупщиков и мытарей (с этими вообще
без проблем: ЦДЦБ, запрет наличных и автоматические налоги).

Кто ещё пострадает? - вероятно, предприниматели. Их экономическая функция - выманивать своей
инициативой и изобретательностью у населения обязательства, предлагая всяческие полезные,
блестящие или просто модные ништяки, аккумулировать эти обязательства и передавать их вверх
по пищевой цепочке.
Сама функция скорее всего сохранится, но ресурсами реального мира они распоряжаться не
смогут, реальными ресурсами будет распоряжаться исключительно власть посредством автоматов.
Перейдут в креативную сферу. Чем плохо торговать, например, к-нибудь игровыми персонажами.
Или изображать (вот же пророчество - во времена, когда об ютубиках даже не помышляли):
"мама, мама, что мы будем делать! Ы-ыыыы!"


Теперь обратимся к вопросу, для чего нужен искусственный интеллект и почему столько денег
и усилий убивается на его разработки грефами всех мастей. Не для автономных машин и прочих
фокусов, конечно же. Это только занимает публику и отвлекает её внимание. Также нет смысла
обсуждать реально работающие и полезные технические решения, которые почему-то любят называть
"искусственным интеллектом". Для власти, для её осуществления, это не даёт ровным счётом
ничего. Сузим вопрос: для чего ИИ требуется новой экономике?

Мы в цикле ВКП говорим о стоимости как о обязательствах, возникающих в результате сделки.
А обязательства имеют личный характер (если Петя пообещал Васе поставить пузырь, то бутылка,
полученная Васей из любого другого источника, никак не будет означать исполнения петиных
обязательств). Характер настолько конкретно-личный, что в общем случае обязательства
нетранзитивны. Например, если Коля предложит Пете отдать бутылку ему на том основании, что
Вася ему тоже должен пузырь, то, хотя вроде бы "экономически" в результате все должны быть
при своих, это получается против правил, это "не считается".

В экономике обычно подразумевается, что стоимость транзитивна (и даже без ограничений).
Но это очень сильное упрощение (кстати, няз., в римском праве обязательства были
персонифицированы, требовать возврата долга мог только тот, кто предоставил деньги;
и переводной вексель финансисты не могли внедрить, пока не избавились от этого наследства
Рима).
Более того, считается, что существует некий универсальный эквивалент, в котором можно выразить
любую стоимость и передавать её из рук в руки. Это ещё большее упрощение, за которым теряется
важнейший аспект экономики - управленческий. Чтобы реально управлять экономически поведением
человека, нужно получить его личные обязательства. Да, в экономике обращаются огромные
массы обезличенных обязательств. Но для того, чтобы они стали реальностью, их требуется
приземлить. Например: на строительство дороги выделены многие миллиарды; но если на
конкретный бульдозер ЛИЧНО не наймётся конкретный человек, чтобы выполнять конкретную работу,
то миллиарды эти - фикция, это просто нарисованные на бумаге ничего не значащие цифирки.

Взаимодействие между людьми, даже в случае самой простой экономической сделки, опирается на
огромный бэкграунд - начиная с биологического до социального, культурного, морального.
Поэтому человек может, напр., доверить ценную вещь совершенному незнакомцу, просто за секунду
оценив его взглядом (иногда ошибается, но не очень часто - как-то же за тысячи лет наше
взаимодействие сохранилось). Это основа, на которой сделки вообще становятся возможными.

У автомата такого бэкграунда нет и быть не может. И думаю, ставить задачу воспроизвести для
автомата нечто подобное никому в голову не придёт. От автомата требуется одна простейшая
вещь: он должен быть способен записать полученные в обмен на ресурс обязательства на счёт
конкретного человека. Этого достаточно для экономического управления.

Однако, эта простейшая вещь на практике оказалась очень труднореализуемой. Всё, что автомат
способен идентифицировать, не имеет отношения к человеку. Когда вы проходите в калитку на
территорию своего дома и в свой подъезд, домофон идентифицирует на самом деле ключик,
а вовсе не вас. Терминал идентифицирует карточку или смартфон. Везде, где набирается
логин/пароль, идентифицируются именно символы логина и пароля, а не человек.
Все эти идентифицируемые вещи очень легко отделимы от личности человека и связь их с
личностью - чистой воды условность.

Естественно, были попытки прямолинейного решения проблемы. Например, чипирование по
принципу rfid-метки. Вроде бы как чип находится внутри организма и поэтому с человеком более
связан. Но понятно, работать это не будет. Чип можно удалить, подменить, повредить и тп.
Более продвинутые методы можно увидеть, например, в патентах микрософта. Чип, оценивающий
характерные параметры работы организма (из которых, как можно понять, собираются выделить
уникальные сочетания, позволяющие сделать однозначную идентификацию) и на этом основании
выдающий некий результат (источник не помню). Это уже серьёзнее. Но и такой чип можно
обезвредить.
Ещё видел предложение внедрить на кожу множество частиц, каждая из которых в отраженном
свете несёт идентификацию. Видимо, в надежде, что все их удалить не удастся. Тоже ведь не
будет работать.

От безуспешности прямолинейных попыток возникла задача, которую пытаются решить с помощью
"искусственного интеллекта", и это ключевой момент во всей истории, именуемой цифровым
концлагерем.
ИИ необходим для надёжной, стопроцентно надёжной идентификации личности по
совокупности многих параметров, относящихся именно к самому человеку: внешний вид,
биометрия, походка, типичное поведение, голос, вплоть до запаха, биоритмов и пр. и пр.
И это сложнейшая проблема. Даже "естественный интеллект" сам по себе способен надёжно
идентифицировать лишь несколько десятков очень знакомых людей (и то, человеку обознаться
легче простого). С применением организационно-технических средств (фотографии, паспорта,
биометрия, базы данных и пр.) ситуация качественно улучшилась. Но до сих пор не
приблизилась к требуемым 100%. Кстати, даже с современными технологиями производить
идентификацию доверяют только специально обученным и натренированным людям (и создают для
этого подходящие условия - напр., при пограничном контроле). Что сможет исполнить массовый
автомат в полевых условиях - большой вопрос.

В целом, у меня впечатление, что (истинная) задача ИИ пока далека от решения. Но это,
естественно, не может остановить "поступательного движения прогресса": на крайний случай,
если загвоздка будет только в этом, применят древний способ на новой закваске - клеймо на
лоб каждому, в виде, например, модного qr-кода.

Tags: ВКП
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments