tverkovsky (tverkovsky) wrote,
tverkovsky
tverkovsky

Categories:

По-настоящему частные деньги

Немного футурологии. Попробуем представить как будет выглядеть финансовая система
будущего.

Я рассчитываю, что читатель хотя бы мельком ознакомился с моими текстами из
цикла о деньгах.
И в этих текстах, должно быть, обратил внимание на пару довольно
простых посылок: финансовая система вне налогообложения и без налоговой системы
существовать не может; налогообложение для власти - это вовсе не способ "зарабатывания".
Налогообложение - это принуждение, это способ управления поведением людей, это проявление
власти, её манифестация. Причём проявление предельное, окончательное (тот, кто собирает
налоги, вне всякого сомнения имеет власть; и напротив, - если же налоги он не собирает,
а собирает их кто-то другой, то и реальная власть, очевидно, у другого).
Следовательно, разговор о финсистеме будущего, финсистеме в её полном развитии - это в
значительной степени разговор о власти, которую нам ещё предстоит увидеть.

На пути к светлому будущему видятся по крайней мере две существенных проблемы, без
разрешения которых невозможен никакой "novus ordo seclorum".

Во-первых, это инфляция. Даже ключевая валюта современной финсистемы обесценивается со
скоростью 1.5-2 порядка за столетие. Помимо того, что это техническая проблема, это ещё
и проблема экзистенциальная: власть не может считать себя полной, если её полнота,
незыблемость не простирается во времени - во всём обозримом времени.
Валюта полной власти должна быть сродни фундаментальным константам (можно теоретизировать,
каков был бы мир, если бы, например, постоянная Планка имела другое значение, но
приходится принимать её как есть). Напомню, что инфляция - это родовой изъян денежной
формы налогообложения, недостатки конкретной денежной политики лишь усугубляют её.

Вторая проблема - это фрагментарность фискальной власти. Эта власть изначально довольно
удачно ложится на торговлю: ставится шлагбаум поперёк торгового пути и собирается пошлина.
Чего уж проще.
А вот с другими отраслями человеческой деятельности посложнее. Но даже в простейшем случае
обложения торговли нетрудно заметить, что фискальная власть присутствует в мире "точечно".
То есть - если твоя дорога лежит в стороне от шлагбаума, то ты можешь и не заметить её
существования. Топология фискальной власти сродни карте, засиженной мухами.
Для заполнения вакуума между точками фискалам приходится привлекать иерархические структуры
традиционного общества (идеологию, государство, общину и т.д.), которые вообще-то
принципиально несовместны с властью финансовой (и очевидно, подлежат элиминации в светлом
будущем).

Однако, помимо чисто утилитарной функции (загоняют толпу на шлагбаумы), традиционные
иерархические структуры имеют функцию "онтологическую" - они предъявляют населению некий
консистентный и связный универсум, "бытие", внутри которого это население и существует.
Именно "владение бытием" (а не дубинка) делает власть властью.

Возникает закономерный вопрос: как собирается фискальная власть функционировать по
завершении (идущего полным ходом) уничтожения иерархических структур - ведь "финансовое
бытие", которое должно будет в новом мире определять сознание, состоит по сути из одних
прорех.
Моё предположение состоит в том, что фискалы идут путём изменения топологии "универсума".
Всякая траектория человека (не только в смысле пространственного передвижения, а в смысле
вообще любого действия) должна будет проходить через точку сбора налогов.

Контуры нового мира проявляются на наших глазах и мы вполне можем порассуждать о том, как,
каким образом, финсистема будет преодолевать стоящие перед ней проблемы. У нас на виду
две неоспоримых глобальных тенденции.

Первая - это развитие т.н. "информационных технологий", которое многие воспринимают как
настоящую революцию.
Не вдаваясь в частности (некоторые из них обсудим позже), можно сказать, смысл революции
в том, что ИТ предоставляют малозатратные и достаточно эффективные средства контроля.
Фисккап - это прежде всего учёт и контроль (не думаю, что ленинцы должны обижаться на эту
перефразировку - похоже, он сам бесцеремонно сконтрафактил этот негласный принцип ПП для
своего лозунга).
И весь энтузиазм относительно ИТ на самом деле связан с тем, что "вот прямо здесь и
сейчас" исполняется вековечная мечта прогрессивной общественности о паноптикуме.
И я даже не стал бы переоценивать значение "современных технологий". У меня вообще
впечатление, что сигналом к глобальной перестройке, своего рода "выстрелом Авроры", было
появление юзабельных массовых "больших" компьютеров в 60-х годах. Вероятно, посчитали,
что этого в принципе достаточно.

Более того, если выбирать техническое средство, символизирующее "новые времена", я бы
назвал турникет. И не современный, навороченный, с paypass и проч., а ископаемый,
железный, приводившийся в действие бросанием жетончика. Мы стремительно падаем в мир,
основанный на тотальной авторизации доступа к ресурсам, к пространственным перемещениям
и проч. и проч. "Война миров", которую мы сегодня наблюдаем, это нашествие шлагбаумов на
цивилизацию, а вовсе не треножников.

Но ИТ - это всего лишь инструмент. Несравнимо важнее вторая глобальная тенденция -
социальные технологии. А среди огромного массива соцтехнологий (многие из которых
вообще-то факультативны, а многие, по сути, являются просто экспериментами над населением
- "поковырять палочкой в муравейнике") можно выделить один блок. Это, на мой взгляд,
абсолютно необходимое условие светлого будущего, т.ск., базис: "новый человек".
"Новый человек" как понятие существенно для восприятия дальнейшего изложения, поэтому
я рекомендую посмотреть мой текст на эту тему "О рациональности".


Итак, приступим. Я попытаюсь максимально кратко, буквально в нескольких пунктах, сделать
набросок моего видения будущей финансовой системы - чтобы продемонстрировать, что на самом
деле всё просто как три рубля.
А уже далее, в примечаниях, попытаюсь пояснить неочевидные моменты более многословно,
добавив чутка лирики для лучшей иллюстрации.


а) Существует референсная, якорная валюта. В ней исчисляются и начисляются налоги.
Эта валюта никогда не оказывается на руках. Её денежная масса постоянна и всегда равна
нулю. Поэтому для этой валюты не существует "количественный вопрос" и причин для инфляции
этой валюты нет. В этой валюте можно преспокойно исчислять обязательства, действующие
многие десятки и сотни лет.

б) Реальный хозяйственный оборот обслуживается частными деньгами. Ими же осуществляются
налоговые платежи. И это не хайековские частные деньги (1).
Все валюты равноценны и свободно торгуются на рынке относительно друг друга и
относительно якорной валюты, конкурируя между собой, что обеспечивается системой
рейтинговых агентств, страховых, хедж-фондов и проч., и проч.

в) Частные деньги эмитируются каждым человеком (2). Объём эмиссии примерно
соответствует средней сумме налогов, уплачиваемых человеком за свою жизнь (3).
По смерти человека соответствующая валюта прекращает хождение.

г) Функционирование финансовой системы обеспечивается сильной налоговой системой (4).
Все отношения между людьми сводятся к отношениям обмена, а любая и каждая хозяйственная
операция облагается налогом. Отношения между людьми, которые не могут быть сведены к
обмену, запрещены (5).
Эмитированная человеком валюта является единственным способом для него уплатить свои
налоги.

д) Валюты не отличаются друг от друга ни исполнением (это просто набор цифр), ни объемом
выпуска. За исключением сложившегося курса, валюты полностью равноценны.
Равенство и конкуренция валют означают на самом деле равенство и конкуренцию людей,
а рейтинги валюты - рейтинги человека. И рейтинги эти могут быть самыми разнообразными (6)
- по деловым качествам человека, образованию, здоровью, социальной адаптированности,
удачливости, наконец. Очевидно, здесь ничего личного, всё это напрямую связано с
перспективностью соответствующей валюты как объекта вложения.

е) Эта система, понятно, требует решения двух технических вопросов. Первый - это
технология, позволяющая установить однозначное нефальсифицируемое соответствие между
неким индексом, уникальным идентификатором человека, и соотв. валютой. Эта задача
практически решена (на 90-99% точно) в рамках криптографии и "криптовалют".
Второй вопрос - как индекс будет физически привязан к человеку. Эта привязка также
должна полностью исключать возможность фальсификации. Плюс к тому, должна быть обеспечена
возможность дистанционного считывания (хотя бы на расстоянии нескольких метров).
Очевидно, это вопрос массированно отрабатываемых сегодня технологий биометрии и он,
по всем признакам, пока ещё далёк от решения.
Но принципиального значения метод решения этого вопроса не имеет. Даже если с
"высокотехнологичной" биометрией ничего не получится, обойдутся по-старинке - клеймом
на лоб (7).

ж) Человек оплачивает все свои нужды из собственного кошелька. Образование платное,
инфраструктура платная, медицина страховая. Пенсия, как институт, отсутствует - желающие
покупают страховку на случай нетрудоспособности (8).
При этом человека требуется в достаточной степени изолировать от природной среды,
чтобы исключить получение каких-либо благ вне операций обмена (и возможные позывы
к "дауншифтингу").

з) Бюджетные расходы в этой финансовой системе отсутствуют полностью.
Как понятие. Вообще.


Примечания:

1) У Хайека начало многообещающее: если будут конкурировать между собой множество
хороших и разных мавродиевок, то из конкуренции родятся новые лучшие способы управления
деньгами и новые технологические нововведения. И магия конкуренции перебьёт магию
государственной монополии на эмиссию, которая позволяет превратить в деньги хоть кусок
обёрточной бумаги, хоть плохо обструганный сучок - и при этом ничуть не заботиться об
удобствах потребителя денег.
Эта тема (вот, если придумать некий особенный фокус, то получатся деньги не хуже
"государственных") вовсе не нова, у практических людей она всегда возбуждала
интерес - от Джона Ло до "Сатоши" - и многие из них несомненно шли к успеху. Но увы,
им всегда чего-то не хватало - то ли истинной конкуренции, то ли, действительно,
госмонополия им танцевать мешала.
Но Хайек в конце концов признаёт, что если допустить конкуренцию таких "частных денег"
с золотом, то цена золота взлетит. Надеюсь, понятно, что это означает. Пытался объехать
наблюдение Грешема на кривой козе, да не вышло. Хайек изящно выкручивается: золото-де
исчезнет в хранилищах, поэтому субъектам экономики придётся пользоваться "лучшими"
деньгами, хотят они этого или нет. Ну так всё правильно: "годные деньги вытесняются
негодными".

Кстати, то, что публика без раздумий хавала в 70-е насчёт денежной госмонополии, сегодня
выглядит просто смехотворно. Всем уже очевидно, что монополия на выпуск денег, за редкими
исключениями, находится (и всегда находилась) не у государства, а у каких-то левых
товарищей. А что же было (и пока остаётся) у государства, что за волшебная палочка,
способная сделать деньгами любой малоценный предмет? У государства - сохраняющаяся пока
монополия на сбор налогов.

Итак, в чём принципиальное отличие предлагаемой концепции частных денег? - выпускаемая
валюта является для эмитента единственным средством, которым он может оплатить
причитающиеся с него налоги и, тем самым, избежать репрессий. Частный интерес тут не в
том, чтобы впарить лохам предоставить кому-то там "качественные" деньги, а в том,
чтобы в конкуренции с другими валютами пытаться увеличить курс собственной, чтобы
свои налоговые платежи (и, кстати, все прочие платежи) обходились дешевле.


2) Подозреваю, что слова "человек эмитирует валюту" сразу же вызовут примерно такую
ассоциацию: человек приходит домой, включает компьютер и начинает майнить.
Нет, "майнинг" тут не причём, это не технологическая штучка, а соцтехнологическая.
Я не собираюсь предугадывать конкретных деталей, но могу представить вариант, который
будет работать без всех этих погремушек.
Рождается человек. Его опекун обращается в фирму, имеющую соответствующую лицензию.
Приходят люди, снимают биометрический профиль новорождённого и генерируют ему привязанный
к профилю электронный кошелёк. Проблем с определением размера эмиссии и его ограничением
нет. В кошельке может быть 1 (Одна) монета. Электронные деньги позволяют вести расчёты
с любой степенью дробности.
Вся процедура эмиссии по вычислительной сложности сводится к вычислению
одного-единственного хэша.
Далее, опекун через другую фирму, имеющую лицензию на финансовые операции, выставляет
эту валюту на ICO. Начальной информацией для размещения могут служить рейтинги здоровья
и генетической перспективности. Потом, по мере взросления, будут добавляться рейтинги
успехов в обучении, в социальной адаптации и проч. и проч.

Почему новая валюта будет иметь спрос при первоначальном размещении и после него?
Во-первых, есть фундаментальный фактор. С течением времени содержимое кошельков
расходуется. Кроме того, по смерти человека соответствующая валюта исчезает. Поэтому
тем, кто держит активы в валюте пожилых людей, имеет смысл перекладываться в новые
валюты, чтобы не понести потери. Да и самим пожилым будет разумно иметь активы в новых
валютах, чтобы не остаться на бобах от падения курса собственной валюты.
Во-вторых, венчурный интерес. Новая валюта может "выстрелить".
Потом, рутинная спекуляция. Рейтинги изменяются во времени, на этом можно (и нужно)
сыграть.

3) Разумеется, "соответствие средней сумме" - это условность, скорее даже общий принцип,
обеспечивающий решение "количественного вопроса", а не конкретное числовое соотношение.
Даже при первоначальном размещении курсы валют будут радикально различаться, а в
ходе последующей торговли могут отличаться на порядки (будут пузыри, непременно, это же
свободный рынок; для их сдерживания, возможно, будут ограничения типа владения одним
хэдж-фондом не более 1% одной валюты).
В долгосрочной перспективе курс конкретной валюты на общую денежную массу не влияет:
через несколько десятков лет эта валюта полностью исчезнет.
Но это фискальная сторона "среднего". Ещё должна быть соцтехнологическая сторона -
разъясняющая, какой валюта имеет социальный смысл. Например, частный кошелёк
может подаваться как базовый безусловный доход.
Самый удачный подход к легендированию я видел у Уэллса: "общество обеспечивает человеку
все его потребности до 25 лет". Тут сразу подразумевается, что по вступлении во взрослую
жизнь человек начнёт с обществом расплачиваться. Налог - просто учётная функция этой
расплаты (9).
Особо обращаю внимание, что налог просто списывается с кошелька человека и не
зачисляется ни на какие бюджетные или любые другие счета. Это для нас звучит необычно -
нас 500 лет приучали к двойной бухгалтерской записи. И к тому, что если где-то денег
убыло, то непременно где-то должно и прибыть. Ну так нет. Бухгалтерам, которые, конечно,
станут протестовать, я напомню многолетнюю (c 2003 года) практику эрефийских денежных
властей: куда попадали налоги, собранные с экономики в рамках профицита бюджета? - да
никуда, они просто списывались со счетов субъектов экономики. Конечно, поскольку там
все бухгалтера, бухгалтерские артефакты исчезнувших денег имеются (в виде фнб и пр.).
Но они никакого экономического смысла не имеют.
Честно признаюсь, что без наблюдения за практикой тов. Кудрина и проч., я сам ни за
что бы не догадался, что "так можно было".

4) Определение "сильной налоговой системы" дано вот в этом тексте.
Сильная налоговая система устанавливает условия, при которых: во-первых, в каждой
производственной цепочке имеется хотя бы одна точка сбора налогов; во-вторых,
налогообложение не зависит от финансового результата экономики.
Вообще говоря, это означает, что центр тяжести налогообложения переносится на налоги на
потребление. Уже в современном мире человек почти не имеет шанса что-либо потребить, не
заплатив в той или иной форме налога на потребление. Необложеным остался только воздух.
(Кстати, похоже, не надолго: дело идёт к тому, что воздух будет подаваться через
респиратор - для блага человека же, чтобы заразу не подхватил; фильтры, понятно,
рассчитаны на определённый объём, после чего должны перестать пропускать воздух, ибо
небезопасно - требуется купить новые, заплатив, в т.ч. налог.
Утопия "продавца воздуха" в реале!).
Понятно, что мир пока "современен" неоднородно. Но тенденция очевидна: человека отрезают
от "бесплатных" благ природы. В этом смысле интересно рассмотреть постепенный процесс к
переводу питания населения на суррогаты. Ведь экономии в этом особой нет, не думаю, что
суррогаты радикально дешевле в производстве натуральных продуктов. Но их, в отличии от
"даров природы", человек может получить исключительно в рамках обмена.
Для массового принуждения к суррогатам даже не требуется особых репрессий, простые
санитарные правила: сожрал, например, яблочко-дичок - тебя на месяц в больничку, под
наблюдение (за твой же счёт, естественно), для твоего же блага, ну и чтобы вспышку дизера
предотвратить.

5) Сегодня уже коммерциализированы практически все отношения между людьми.
Некоторые затруднения у проекта имеются с отношениями семейными.
В большинстве прогрессистских утопий мы видим тотальный промискуитет, впрочем жёстко
регламентированный. Например, Хаксли: "каждый принадлежит каждому", иное непредставимо
для публики, причём сколько-либо длительная привязанность является предметом всеобщего
осуждения и презрения. Переводчиком было подобрано удивительно удачное, c "рыночными"
коннотациями, слово для описания отношений полов: взаимопользование.
Или - у Замятина - розовые талончики. На первый взгляд просто странная фантазия. Но вот
скандинавы, бегущие впереди паровоза, придумали закон, требующий от "взаимопользующихся"
в явной форме фиксировать своё согласие. Тут же появились приложения для смартфонов,
реализующие некий протокол, гарантирующий взаимное согласие (ну да, обмен талончиками).
Понятно, приложение платное. Так что такое "розовые талончики"? - да это же попросту
квитанции об уплате пошлины за "взаимопользование" - гениальное прозрение Замятина.

Единственный вид человеческих отношений, который, судя по всему, принципиально невозможно
свести к отношениям обмена - это отношения матери и ребёнка.
Тут единственный способ - "не доводить дело до греха": должны быть исключены ситуации, в
которых у женщины включится материнский инстинкт.
Следовательно, ребёнок отобирается сразу после рождения, даже не попадая на руки к мамашке.
Давным-давно описано у Уэллса: главный герой недоумевает, почему в популяции прекрасного
далёка совершенно нет детей. Ему разъясняют: дети есть, но находятся на изолированной
территории (продемонстрировали их, кстати). Женщины не видят детей - нет повода включиться
материнскому инстинкту.
Только так можно обеспечить категорическое требование равенства - никакая клуша не выделит
из общей массы СВОЕГО. И вообще, какое может быть собственничество по отношению к живым
людям и "общественному приоритету"?
Ну, у Хаксли вдобавок к этому материнство подаётся публике как нечто отвратительное и
грязное. "Мать" и "отец" - крайне непристойные ругательства.
И, конечно же, великий Замятин: несанкционированное деторождение карается смертью.

Дело явно идёт к тому, что большинство населения будет стерильно (принудительная
вакцинация, очевидно, будет введена в самое ближайшее время - а дальше дело техники),
производителей будут отбирать исключительно по евгеническим критериям, дети будут
вынашиваться только суррогатными матерями (вспомним неожиданно открывшиеся масштабы этого
бизнеса на Украине), отбираться у них сразу же после рождения и полностью изолироваться
от популяции.
Как результат, ни одна женщина не сможет указать СВОЕГО ребёнка даже теоретически.
И да, несанкционированное деторождение будет одним из очень немногих оставшихся тяжких
уголовных преступлений (10)


6) О рейтингах. Китайский "социальный рейтинг" - очевидная профанация.
Кстати, китайцы и тут - вовсе не изобретатели.
Помнится, где-то в начале перестройки я пересекался с людьми из МЖК. Так у них на стене
висел стенд, уклееный этим самым рейтингом, куда включалось буквально всё - от
"морального облика", "ажп" - до уч. нагрузки, публикаций и проч. С точностью до тысячных
балла. Листов 20 формата а4, сотни пунктов. Китайцы тихо плачут в сторонке.
Ещё товарищи поразили меня тем, что развивали настолько бурную деятельность, что,
натурально, "хвост дымился". Понятно, что первые места у них в рейтинге занимали не те,
кто торчал на стройке, убивая выходные и отпуска, а активисты (так что на самом деле
были, были в советской стране "новые человеки", не всё мещане - только сконцентрированы
они были в райкомах комсомола и подобных местах).

Вообще, рейтинги - это просто бизнес. Они могут быть всякими и разными, абсолютно любыми,
и вести их может кто угодно (понятно, для начала купивший лицензию на доступ к
персональным данным).
Да хоть генератор случайных чисел используй, лишь бы этими рейтингами пользовались
хэдж-фонды и платили роялти. Фонды, понятно, выбирают рейтинги, перспективные с т.зр.
роста портфеля.
К примеру, "рейтинг потребительского поведения" - он фактически уже есть. Торговые сети,
большие банки имеют все технические возможности для его реализации (это одна из областей,
где новомодный "ИИ", "нейросети" действительно работают). Параллельно, население
назойливо приучают к тому, что персональными данными (всеми и любыми) будет пользоваться
всякий, кому не лень, и с этим ничего поделать нельзя.

Вероятно, отдельным масштабным бизнесом будет "оптимизация" рейтингов. Каждый уважающий
себя человек, чтобы не оказаться "на дне", будет обращаться к специалистам по "накрутке",
примерно как это сегодня принято у интернет-бизнесов и блогеров.


7) Возникает вопрос: а можно ли заставить людей массово подвергнуться клеймлению?
Можно. И даже заставлять не придётся, люди сами будут требовать клейма.
Сегодня виден абсолютно реалистичный сценарий возможного второго этапа "пандемии": вместо
медийного вируса в популяцию вбрасывается боевой, от которого реально погибают люди,
включая детей. Да ещё в нескольких модификациях. Население само побежит, задрав штаны,
искать любой возможности вакцинации, пусть даже не дающей полной защиты.
И возникнет проблема, имеющая значение жизни и смерти - как отличить протестированных и
получивших все полагающиеся вакцины людей от биологических объектов, представляющих
потенциальную опасность.
Причём в реальном времени.
Вот, например, человек собирается зайти в автобус. Насколько он опасен? Полагаться на
дотошность кондуктора, что он проверит кипу справок у каждого пассажира, довольно глупо.
К тому же, справки могут быть чужие, паспорт поддельный. Необходим некий знак, неотделимый
от биологического объекта и доступный для считывания в любой момент.
Знак сканируется копеечным девайсом над дверью автобуса и по нему запрашивается информация
из единого регистра населения. Доля секунды. 100%-ная достоверность. Пассажирам обеспечено
полное спокойствие.
Я не очень верю, что в обозримом будущем грефы справятся с проблемой "чипирования"
(невозможность подделки, надёжность и пр. - а иначе и смысла нет).
На нынешнем технологическом уровне ничего лучше клейма на лоб они придумать не смогут.
Исполнение может быть таково, что виден этот знак только в УФ диапазоне, так что эстетику
не попортит.


8) Думаю, страховка по нетрудоспособности будет в достаточной степени дорога, чтобы
спрос на неё не был массовым. В чём фундамент современного, модерного общества? - если
человеку нечего предъявить к обмену, то, вообще говоря, места ему в этом мире нет.
А подрывать фундамент нехорошо. Как это будет обставлено, достаточно ли грубо, на подобии
"фабрик счастья" для "короткоживущих" на ефремовском Тормансе или деликатным принуждением
через общественное мнение к эвтаназии - гадать не буду.


9) Конечно, человек может решить, что он расплачиваться не хочет.
А хочет, сразу по совершеннолетии, вырвавшись из-под опеки фостерной организации,
спустить весь свой кошелёк на развлечения.
Что ему может помешать? Ничего, это его право. Даже напротив, к этому ему будут
предоставлены все возможности - потратить свои средства с максимальным удовольствием.
Внешне потребительская ситуация будет похожа на представления о коммунизме времён нашего
детства: приходишь в магазин, объясняешь, что у тебя есть потребность вот в этой блестящей
"феррари" (или какие тогда считались "модными", уже не помню) и, не заморачиваясь
оплатой, уезжаешь на ней. Только объяснять ничего не надо, подразумевается, что человек
сам знает свои потребности.
Естественно, от растрат не только опустошится кошелёк, но и сразу снизятся рейтинги,
начиная с профиля потребительского поведения, а, значит, и курс валюты (и тут ничего
личного: вкладываться в человека с иррациональным поведением - плохой бизнес).
Но желания человека - закон. Даже, если после этого его кошелёк останется пуст (11)
(зато человек принёс немалую прибыль окружающему его бизнесу).


10) Весь уголовный кодекс может состоять из трёх пунктов: уклонение от уплаты налогов;
манипуляции с биометрическим индексом; несанкционированное деторождение. Тут - уничтожение,
показательное.
Всё остальное перенесено в административный кодекс. Нарушитель расплачивается возмещением
ущерба, штрафом, снижением рейтингов. Этого достаточно.
Особо тяжкие в нашем представлении преступления скорее всего будут рассматриваться
психиатрически и соотв. отрабатываться: человека подлечат так, что он ничего больше
совершить не сможет вообще.


11) Человек с пустым кошельком оказывается в сложном положении. Например, он не сможет
попасть домой: при проходе в его квартал ему не откроется турникет, берущий микроскопическую
пошлину (напр., под соусом оплаты инфраструктуры). И т.д. Даже если кто-то из окружающих,
поддавшись иррациональным побуждениям и животным инстинктам, захочет помочь бедолаге,
заплатить пошлину за него он не сможет.
Вообще, в новом мире маргиналов будет заметное количество. Это не только разгильдяи, но и,
например, вполне рациональные люди, которым просто сильно не повезло в бизнесе (отдельная
категория - "не вписавшиеся", не принимающие новых порядков принципиально).
Не сомневаюсь, что новый мир будет очень гуманным - всех их обеспечат кормёжкой (конечно,
намекая на каждом шагу, что двери "фабрики счастья" всегда открыты). Естественно, на
отдельно выделенной территории, поскольку повсеместные в городах и кластерах "турникеты"
для них непроходимы. Им несомненно будет дан (при определённых заслугах) шанс стартовать
заново. И понятно, что содержание будет раздельнополым - чтобы избежать неприятных
инцидентов с размножением. Заодно это будет сильнейшим стимулом к тому, чтобы постараться
вернуться в общество.

На эту тему из утопий можно, напр., вспомнить Стругацких. Неудачники, неспособные
существовать в социуме, идут в "группу свободного поиска" - им предоставлена возможность
самоизолироваться в космосе и хоть там чего-то добиться.
Или - великолепнейшая интерпретация ТББ покойного Крылова: население планеты, оказывается,
составляют люди, вывезенные с Земли и их потомки. Не преступники и не больные, а просто
маргиналы, те, кто не смог вписаться в светлое будущее на Земле. Их сбросили с глаз долой
и предоставили жить так, как они могут. "Институт экспериментальной истории" проводит над
ними социальные эксперименты - ну так хотя бы для науки польза.



Дополнение. Мне бы не хотелось, чтобы этот текст рассматривался исключительно как попытка
памфлета на утопические темы. Здесь я пробую предложить два экономических концепта:
частные деньги (по-настоящему частные!) и финансовая система без бюджетных расходов.
Второе - это в некотором роде заочная дискуссия со сторонниками MMT, утверждающими, что
самоцелью финансовой системы являются бюджетные расходы, а налоги - лишь средство
обеспечить спрос на деньги. Вовсе нет, самоцелью власти является налогообложение как
процесс, а бюджетные расходы - это лишь повод (легенда на публику) плюс средство
обеспечить решение "количественного вопроса". Как доказательство - представленная в
этом тексте гипотетическая возможность существования финансовой системы без бюджетных
расходов вообще.

Tags: деньги, дивный новый мир
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 69 comments