tverkovsky (tverkovsky) wrote,
tverkovsky
tverkovsky

Category:

Мечта о пролетарии

Оказывается, Кургинян выпустил "новый коммунистический манифест".
Ну, мне стало любопытно, чем нынче марксисты дышат, посмотрел ролик.
Манифестом это назвать сложно. По жанру это скорее это походит на некую попытку
объяснить себя. А объяснение старому перестройщику явно необходимо.
Когда он призывает своих адептов строить ссср-2, у каждого из них, должно быть,
возникает неизбежный вопрос: скажи-ка дядя, вот до того немалыми жертвами строили
ссср-1, и всё там было в ваших руках, абсолютно всё; для чего же вы его слили?
и как легко вы при первом же подвернувшемся случае сольёте гипотетический ссср-2?

И тут тов. Кургинян предъявляет недюжинной оригинальности классовый анализ.
Оказывается, СССР погубило мещанство. Не то банальное мещанство, которое есть
попросту городские жители без определённой классовой принадлежности, "прослойка",
и которое можно упрекнуть максимум в мелкотравчатости мелкобуржуазности,
а мещанство зловещее, собственнический инстинкт которого, то самое нутряное "МОЁ",
оформлено на метафизическом, религиозном уровне (мне кажется, тут Кургинян сам не
понял, что сказал; это оч. важная вещь - и пишу я текст в основном из-за этого).

Мещанству, само собой, классово противостояли люди, осуществлявшие "образцовый
практический марксизм". Надо понимать, это партийно-политическая верхушка и
интеллигенция.
Но увы, не шмогла. "Широкие слои населения, включая пролетариат с шахтёрами в
авангарде, обернулись зловещим мещанством и ради мещанского "МОЁ" снесли
Советский Союз". Я в кавычки взял не случайно - это практически дословно Кургинян.

Сначала я воспринял это как типичный для эрефийцев глумёж над населением: "вот так-то,
ребятки, по всем раскладам получается, что вы сами себя обслужили".

И только потом до меня дошло: стоп, а ведь это же он, собака женского роду, вещает
о поколении, действовавшем тогда в полную силу и по сути олицетворявшем те самые
ширнармассы, - поколении наших родителей. Это про нас можно говорить что угодно,
а у того поколения железное алиби: ни желания, ни возможностей, ни времени, ни сил
что-либо сносить у них не было. Они всю жизнь не разгибаясь строили, строили, строили.

Конечно, марксист, он по должности обязан быть манипулятором и лживой тварью, но этот,
предъявляя им мещанское "моё" как мотив "сноса", переплюнул всё.
Откровенная, наглая клевета.

В скобках замечу, что тому поколению можно простить любые странности
"потребительского поведения" - они дети войны, у них была жизнью вбита на уровне
рефлексов угроза голода. Да и что они такого напотребляли, чем можно было бы их
попрекнуть (ну, помимо панических закупок соли-спичек в любой непонятной ситуации)? -
в среднем, к концу трудовой деятельности, - более-менее приличная квартирка и
6 соток - минималистический кусочек комфорта и личного пространства.
Что из того, что они потребили или желали бы потребить, противоречило существованию
страны? Да это было лояльнейшее к власти поколение в истории. Даже самые критиканы,
по наивности даже искренне считавшие себя диссидентами, задвигали на уровне рубрики
"если бы директором был я". А если бы образцовые практические марксисты ещё и не
испытывали их терпение искусственно созданными дефицитами и прочими вывертами,
то и того бы не было.
Оговорюсь, что мои наблюдения касаются моего тогдашнего круга общения - инженерьё,
рабочие, н.с., мелкое техническое начальство и т.п. Условно, срез широкого нижнего
слоя общества. С политическим классом, интеллигенцией, шахтёрами в штатском я не
пересекался. Там, судя по всему, было совсем по-другому - но Кургинян-то пытается
перевести стрелки именно на ширнармассы.

Надеюсь, понятно, что я совсем не о том, что кургинян обзывает население страны
обидным словом мещане.
На самом деле, это действительно в массе были оторванные от земли и перемещённые в
город крестьяне или потомки крестьян в первом поколении. Мещане и есть.
От того, что ты вручишь крестьянину гаечный ключ, он пролетарием не станет. Различие
между крестьянином и пролетарием не экономико-технологическое, оно в жизненной
программе, которая определяется генотипом.
И мы, второе-четвёртое поколение, - всё те же крестьяне, неизвестно для чего
отирающиеся в городе. То есть, просто мещане.

И не думаю, что, например, мои родители, если бы их назвали мещанами, обиделись.
Просто посмеялись бы. Слово мещанство в те времена обозначало не сословный или
социальный статус как таковой, а конкретно узость интересов. А с интересами проблем
не было.
Кстати, с одним только существенным исключением. Никому, вообще никому, не были
интересны марксистские бредни.
Я вот даже представить не могу, чтобы вне официальной принудиловки (или дежурного
анекдота) марксизм мог быть предметом разговора, какого-то обсуждения.
Но вот предположим, марксисту довелось всерьёз обсудить проблемы коммунистического
строительства с тогдашним рабочим (с немалой вероятностью, даже партийным):

Рабочий: "мы в бригаде крутим гайки и придумали рацпредложение, которое увеличивает
производительность труда. Гайки будем крутить в два раза эффективнее, значит на
нашем участке коммунизм будет приближаться в два раза быстрее".

Марксист: "погоди, что ещё за гайки, причём тут гайки? у нас на повестке дня царство
свободы, а гайки пусть крутят китайцы (ну или роботы) - у вас всё равно эффективно не
получится. Нам надо сделать из тебя нового человека, способного к восхождению к миру
свободы: без границ, без мракобесных условностей прошлого, типа брака, с общественным
воспитанием детей и тд. Без этого никакого светлого будущего не будет".

Рабочий: "а как же МОЯ бригада, МОЙ завод? МОЯ семья, МОЯ страна?".

Если бы марксист стал упорствовать и начал объяснять азы, что у пролетария нет
отечества, что брак - это буржуазная фикция и тп., то дело непременно кончилось бы
тем, что ему начистят рыло.
Потому что советский рабочий - он был не пролетарий, а "мещанин", хоть и партийный
(и может быть даже член к-нибудь парткома).

Здесь нужно отметить несколько моментов.
Во-первых, наш гипотетический марксист не сказал ничего необычного. Это сугубая
банальщина, это то, что прямо сейчас происходит вокруг нас и воздействует на нас.
Мы можем это не принимать и как-то пытаться этому противодействовать, но это
реальность, данная нам в ощущениях.
Однако в мире советского рабочего этой реальности не было, поэтому с его точки
зрения марксист нёс дикий, невообразимый, ни с чем не сообразный бред. Да, конечно,
все были в курсе, о чём писали классики. Ну так про сказание о гильгамеше тоже в
курсе были - и что?

Во-вторых, реакция рабочего ни в малейшей степени не была антикоммунизмом в смысле
противодействия идеологии властей, как нам сегодня пытается представить это Кургинян.
Напротив, там была "игра вдвоём". Существовал официальный идеологический канон
(аккуратненько обходивший все эти скользкие вещи, представляя строительство
коммунизма борьбой за всё хорошее против всего плохого) - и население его активно
поддерживало. С обеих сторон это сопровождалось изрядной долей цинизма: идеология
беззастенчиво эксплуатировала природный крестьянский хилиазм населения, а население,
посмеиваясь над вывертами начальства, пользовалось случаем, чтобы сохранить остатки
"самости".

Цинизм - цинизмом, но существовал явственный социальный контракт, базировавшийся
на компромиссе, который возник между коммунистическими властями и населением в
результате ряда обстоятельств (война, личность Сталина и проч.).
Символом этого контракта можно считать бесплатный хлеб, который лежал на подносах
в позднесоветских столовках (тут не надо опошлять, что-де какая вроде бы мелочь,
а вот он, зримый коммунизм, - сегодня хлеб бесплатно, а завтра, глядишь, ещё и
стопочку подносить будут: недавно ещё, в 60-х, были реальные проблемы с хлебом).
Социальный контракт этот касался не только статус-кво, но и определённой перспективы
развития. Господствовало убеждение, что если никто не останется без куска хлеба,
если никто не будет в крайней нужде, если дети будут обучены-воспитаны, а немощные
обихожены, то 99% проблем общества решатся сами собой. А остаток - как-нибудь
подрихтуем по ходу дела (да может, оно и само образуется). И не надо вслед за
перестройщиками называть это дармоедским стремлением "массы" к уравниловке.
Кусок хлеба каждому - это совсем не уравниловка.

Но марксизм - он не о куске хлеба или каких-то там гайках, он - об общественном
устройстве и о власти. Так надо прямо сказать, что советский компромисс не имел к
марксизму никакого отношения, кроме того обстоятельства, что позволял удерживаться
марксистам у власти. То, что Кургинян называет "образцовым практическим марксизмом",
на самом деле имеет правильное название оппортунизм.

И конечно, нужно вспомнить постперестройку: до середины 90-х, чуть не через
десятилетие уже после того, как коммунистические власти разорвали тот социальный
контракт (и жили сами уже в совсем другом мире), "мещанское" население ещё пыталось
его выполнять - рабочие, медики, учителя в массе делали свою работу, почти не получая
зарплат, вопреки всем обстоятельствам (хотя работали они практически бесплатно вовсе
не любви к коммунизму, не из мифического "бескорыстия" - напротив, здесь невозможно
не заметить расчётливую, очень крупную корысть, но об этом ниже).

В общем, Кургинян солгал. В угоду своим идейкам оклеветал людей. Причём солгал он
бездарно, неуклюже. И смысла тратить на него время не было, если бы в одном важном
моменте, тесно связанном с предметом его лжи, он не был бы прав.

Первая вещь, в которой он прав абсолютно: марксистский дискурс невозможно предъявить
"мещанину". Он просто не поймёт, о чём речь, у него это не может уместиться в голове.
Попытки адаптации - неизбежный тупик. Пара итераций - и опять тот же "брежневизм".
Для марксистского дискурса нужен человек, у которого нет НИЧЕГО СВОЕГО. Нет ничего
своего именно на том самом метафизическом уровне, на уровне веры. Напрямую это вроде
бы ни из чего не следует. Тот же Маркс этой проблемой не особо заморачивался (хотя о
границах применимости он возможно думал: например, русских считал реакционным народом
и говорил, что даже русская революция, если она произойдёт, будет реакционной) -
поскольку ему от предыдущего этапа модерна досталась уже существующая масса
пролетариата. Это идеал, это действительно новый человек. Даже зарплата у него
НЕ СВОЯ - она ему даётся рынком исключительно ради воспроизводства рабочей силы.

Не то - мещанин. Я вот обожаю слово "метафизика", "метафизичность" (за него Кургиняну
отдельное спасибо, прекрасное слово, его можно повернуть как угодно). Обратим внимание,
что наш мещанин, прикинувшийся рабочим, возражая марксисту, цепляясь за СВОЁ,
упоминает вещи, вообще говоря, умозрительные, нематериальные, метафизические - бригада,
семья, страна.
Самое забавное, что если бы рабочий стяжал нечто материальное, так или иначе сводящееся
к деньгам, - "а как же МОЯ зарплата?" - то Кургинян не посмел бы даже обозвать его
мещанином, не то что обвинять в чём-то. Да за это его, гнусного еретика, затоптали
бы свои же собратья-марксисты: рабочий ДОЛЖЕН получать справедливую (справедливую =
определяемую рынком) зарплату. Иначе нет стоимости как категории. Если нет стоимости,
то вся марксистская политэкономия - просто никчёмные бредни графомана. И никакого
учения о каких-то там объективных закономерностях нет и быть не может (а товарищи
марксисты могут расходиться и заняться, наконец, чем-нибудь полезным).

А что такое "бригада"? - это просто отдельные люди, работающие в одном месте. В лучшем
случае, где-то имеется приказ, бумажка, "конституирующая" эту бригаду. А может так
оказаться, что лет 50 назад рабочие были назначены на участок устным распоряжением,
с тех пор те люди давно вышли на пенсию, на несколько раз сменились другими,
а "бригада", как метафизическая сущность, остаётся. Кто постарше и помнит "советский
коллектив", тот поймёт с полуслова.

Или "семья". Мещанин утверждает, что жена ему принадлежит, по большому счёту, потому,
что верит (не обязательно в церковном смысле), что брак совершается на небесах -
"в горе и радости, пока смерть не разлучит нас". Они предназначены друг для друга
судьбой и потому принадлежат друг другу. В противоположность модерну, где они -
просто отдельные люди, индивиды, пролетарии, ведущие совместное хозяйство и (пока ещё)
совместно воспитывающие детей. Не может один пролетарий принадлежать другому,
это нонсенс. Пролетарии - они "взаимопользуются" (см. Хаксли).

Или отмеченное выше поведение "мещан" в 90-е. Считается, что лохи-совки почти бесплатно
поработали на строительстве зарождающегося капитализма. Ну молодцы, чё.
У "нового человека" не помещается в голове, что личная корысть может быть столь
огромного масштаба: "если я на СВОЁМ месте, невзирая на сигналы рынка и прочие
привходящие обстоятельства, не буду поддерживать инфраструктуру, производить
необходимые вещи, учить детей, лечить, то МОЯ СТРАНА погибнет".
Это даже не "миллион долларов", это действительно какая-то зловещая хтоническая
громада. Страна не может принадлежать индивиду, это очередной нонсенс. Общественное
благо складывается из суммы выгод индивидов. А если совки пренебрегают своей
выгодой (а значит, наплевательски относятся к общественному благу), то это потому,
что они метафизически иррациональны.

Кажется, из перечисленного должно быть очевидно, что то самое "зловещее МОЁ",
за которое цеплялось советское "мещанство", было ничем иным, как структурами
традиционного общества.

Но, казалось бы, где прогрессистский СССР и где - традиционное общество.
Так ведь давно замечено, что СССР был химерой. Только химерой не этнической (как
очень многие считают), а темпоральной: политическая верхушка (aka малый народ)
пребывала в модерне, а население (условно, от уборщицы до директора завода)
оставалось в обществе традиционном.

Я думаю, в один прекрасный момент, когда после многих пертурбаций появилась
возможность задуматься, осознание того, что они имеют дело с традиционным обществом
(и это после всех революций, гражданской войны, коллективизаций, непрерывного
промывания мозгов, после свершившегося индустриального перехода 30-50гг.), стало для
марксистов поразительным открытием.
У них до сих пор глаза выпучены - "этого не может быть, потому что не может быть
никогда". Они не справились даже с базовой, начальной программой модерна - не смогли
разрушить традиционное общество (а это не просто идейки, это обязательства перед
партнёрами).
Пролетариата в стране нет, как и не было никогда. А ведь тут элементарщина -
пролетариат невозможно создать увещеваниями и промыванием мозгов. Необходимы
определённые экономические условия с жёсткой отбраковкой тех, кто в эти условия не
вписывается. И понятно, что никто добровольно в эти условия не пойдёт, к населению
необходимо приложить достаточную степень насилия.

Похоже, что закидоны и метания хрущёвской поры - это попытка сменить контракт или
хотя бы найти подходящий для модернизации метод воздействия на население, сравнимый
по интенсивности, напр., с коллективизацией. Потом какое-то время наблюдали, стараясь
"не взбалтывать", явление, с которым они столкнулись ("не знаем общества, в котором
живём"). Потом - перестройка.

Так что переключение на повестку 18-19 веков (и даже где-то 16-го - незавершённое
огораживание), которое мы наблюдаем с перестройки, в смысле доктрины модерна
абсолютно логично.
Точно так же абсолютно логична поддержка Кургиняном ельцинистского режима: люди
не жалея себя создают пререквизит, необходимое условие светлого будущего.
И эта логика создаёт умилительное единство перестройщиков всех раскрасок: если
методично грабить мещанина, то на выходе неизбежно должен получиться пролетарий.

Но увы, пролетария не будет, а будет очередной облом. И вина тут, по большому
счёту, не исполнителей - ельциноидов и кургинянов, а модерна как такового; конкретнее,
его крайне убогой антропологии. Однажды обнаружится, что можно сколь угодно долго
грабить крестьянина, но на выходе получается не пролетарий, а просто ограбленный
крестьянин. Об этом у модернизаторов нет представления, и это до них не дойдёт, пока
они сами не упрутся в глухую стену на практике. Ведь в модерне человек определяется
экономическими условиями, он "чистый лист", у него нет собственного определителя,
того самого "СВОЕГО", а если и есть какое-то содержание, то оно нанесено предыдущими
правящими классами и это можно попросту стереть.

Наступит момент, когда грабить станет невозможно, потому как уже нечего, а перед
ними по-прежнему будет население, на 90% состоящее из крестьян по генотипу и,
соответственно, по жизненной программе. И дети их, и внуки будут крестьянами.
И в этот момент перестройщики непременно вспомнят, что единственный по-настоящему
действенный метод модернизации - это геноцид.


PS. Ролик находится здесь: https://vimeo.com/375359515
На меня он произвёл неприятное впечатление (начиная уже со стилистики и оформления)
и рекламировать его особого желания нет. Но обсуждать материал, не давая на
него ссылку, как-то некорректно.

Tags: кургинян, модернизация
Subscribe

  • Старый ребус

    Все же помнят классическое: "Индус. Три. Али. За... что же это за "ция" такая?" Предлагаю чутка отвлечься от текущего кипеша типа выборов, кризисов,…

  • Операция "Угроза голода"

    А. Илларионов задаётся вопросом Зачем Егор Гайдар делал все, чтобы хлеб для граждан был дефицитом? Он не впервые подробнейшим образом рассматривает…

  • "Социологи" и крестьяне

    По ссылке А. Вассермана обнаружил текст, в котором человек очень близко подошел к пониманию крестьянского вопроса. Этот текст достоин того, чтобы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments

  • Старый ребус

    Все же помнят классическое: "Индус. Три. Али. За... что же это за "ция" такая?" Предлагаю чутка отвлечься от текущего кипеша типа выборов, кризисов,…

  • Операция "Угроза голода"

    А. Илларионов задаётся вопросом Зачем Егор Гайдар делал все, чтобы хлеб для граждан был дефицитом? Он не впервые подробнейшим образом рассматривает…

  • "Социологи" и крестьяне

    По ссылке А. Вассермана обнаружил текст, в котором человек очень близко подошел к пониманию крестьянского вопроса. Этот текст достоин того, чтобы…